Воскобойников «Лётчик Севастьянов»

В. Воскобойников «Лётчик Севастьянов»

К осени 1941 года фашистские войска приблизились к Ленинграду и 8 сентября взяли его в плотное кольцо. Но жители мужественно обороняли свой любимый город. Мужчины и вчерашние десятиклассники стали солдатами. А солдатские матери, жёны и сёстры рыли окопы, делали на заводах оружие.

Днём и ночью на город налетали десятки вражеских самолётов. И тогда тревожно завывали сирены, а ночное небо прочерчивали лучи прожекторов, чтобы легче было видеть врага защитникам города — зенитчикам. В те дни все ленинградцы узнали о подвиге лётчика Алексея Севастьянова.

Лётчик Алексей Севастьянов воевал с первого дня войны. Осенью его направили в особый истребительный полк, и он стал защитником ленинградского неба. У врагов были тяжёлые мощные бомбардировщики «Хейнкель-111». Они могли со всех сторон обстреливать подлетавших истребителей из пулемётов, и сражаться с ними было непросто. Бомбардировщики стремились прорваться к центру города, чтобы сбросить бомбы на заводы, госпитали, детские сады и школы, разрушить мосты и жилые дома. Но лейтенант Севастьянов, вылетев со своими друзьями на боевое дежурство, старался их к городу не подпустить. Однако фронт был так близко, что вражеские самолёты долетали за несколько минут и часто им удавалось прорваться к центру. Почти каждую ночь поднимал Алексей Тихонович свой истребитель в небо на боевое дежурство. И почти каждую ночь над городом шли воздушные бои.

Ночь с 4 на 5 ноября началась как обычно. Армада вражеских бомбардировщиков устремилась к центру, и лейтенант Алексей Севастьянов вылетел им на перехват. Часть вражеских самолётов удалось отогнать от города. Но некоторые прорвались, и за одним таким бомбардировщиком Севастьянов бросился вдогонку. К счастью, врага было хорошо видно в тёмном небе. Наши воины поймали его в лучи прожекторов и не давали удрать в темноту. Алексей Севастьянов выжал из своей машины всю мощность и, приблизившись к врагу, решил ударить по нему очередью из пулемёта. Но только частых звуков пулемётной стрельбы он не услышал. Его пулемёт молчал. И тут Севастьянов догадался, что во время воздушного сражения израсходовал весь боевой запас. Не было у него больше для врагов пуль. И так получалось, что, догнав врага, он должен был его теперь отпустить, чтобы тот благополучно сбросил свои бомбы на дома мирных ленинградцев. Но ведь у самолёта был пропеллер! И Алексей Тихонович снова помчался вдогонку за врагом и, наконец приблизившись вплотную, ударил бешено крутящимся пропеллером по хвосту вражеского бомбардировщика. Он видел, как бомбардировщик накренился и стал падать на землю. Но и его истребитель тоже был повреждён и начал терять высоту. Алексей Севастьянов постарался увести его подальше от центра города и в последний момент выпрыгнул с парашютом.

За этим боем наблюдали трое ленинградских мальчишек. Обычно, как только в городе начинали выть сирены, предупреждавшие о воздушной тревоге, жители уходили в бомбоубежище, и улицы пустели. И только на чердаках и крышах домов обязательно стояли дежурные. Враги часто сбрасывали на город зажигательные бомбы. Эти бомбы горели жарким пламенем и давно бы сожгли город, если бы не дежурные. Такую бомбу было невозможно потушить водой, её полагалось схватить длинными щипцами, обвалять в ящике с песком и сбросить на землю. Дежурными обычно были пожилые, но ещё сохранившие силы люди или мальчики четырнадцати - пятнадцати лет. В ту ночь в доме на Кирочной улице дежурили трое мальчишек. В чердачное окно они наблюдали за воздушной битвой, потом увидели вражеский самолёт, который пытался вырваться из лучей прожекторов. Вокруг самолёта рвались снаряды, а он уверенно со стонущим воем моторов летел прямо к штабу обороны — к Смольному. И казалось, ничто не собьёт его с пути. Но неожиданно из темноты вынырнул «ястребок» — так называли тогда наши самолёты-истребители. «Ястребок» догнал вражеский «Хейнкель» и на мгновение словно приклеился к его хвосту. Потом, когда вновь отделился, «Хейнкель», завывая, полетел к земле.

А через несколько минут вдруг что-то сильно ударило по крыше — как раз там, где стояли мальчишки. И прямо на их глазах в крыше образовалась дыра, а в ней показались сначала ноги в хороших дорогих сапогах, а потом и часть туловища.

— Это же фашист! — догадался один из мальчишек. — Это он со сбитого самолёта на парашюте выпрыгнул!

Мальчишка подскочил, расстегнул кобуру, которая была на поясе у вражеского лётчика, выхватил пистолет и навёл его на врага. И когда двое других мальчишек, дёргая за ноги, поставили вражеского лётчика на песчаный пол чердака, тот, вытаращив глаза, немедленно поднял руки. Так, с поднятыми руками, они и вывели лётчика на улицу.

Их тут же окружили женщины, которые наблюдали за воздушным боем. Они чуть не разорвали вражеского лётчика, но, к счастью для него, поблизости был наш офицер.

— Это — военнопленный, — объявил офицер. — Его надо доставить в штаб и допросить.

И офицер повёл вражеского лётчика в Смольный.

Туда же через час вызвали и благополучно приземлившегося лейтенанта Севастьянова. Когда он вошёл в нужный кабинет Смольного, ему навстречу поднялся пленный враг.

— Я есть знаменитый ас. Я бомбил Мадрид, бомбил Париж и Лондон, и никто не мог меня сбить. Только вам удалось это сделать. Вы есть тоже знаменитый ас, и я хочу пожать вам руку.

— Я не знаменитый ас, а лейтенант Севастьянов, — ответил Алексей Тихонович, — и руки я вам не подам, потому что вы убивали наших мирных граждан, наших детей. А таким людям руку не подают.

Наутро все жители города знали фамилию лётчика, который протаранил фашиста и не пустил его к штабу обороны города. А обломки бомбардировщика, упавшие в Таврический сад, долго лежали там, и жители, проходя мимо, вспоминали Алексея Севастьянова.

Герой Советского Союза лётчик Севастьянов продолжал защищать от врагов ленинградское небо и погиб в неравном бою 23 апреля 1942 года. Его самолёт упал в болото, и много лет никто точно не знал, где его нужно искать.

Но ленинградские школьники решили, что обязательно найдут погибшего героя. И с помощью взрослых они начали раскопки среди торфяного болота около посёлка Рахья.

Сначала показалась груда искорёженного металла, потом — сплюснутая кабина, а там останки лётчика и документы с записью: «Севастьянов Алексей Тихонович».

В городе Петербурге есть широкая светлая улица, которая уже много лет называется улицей Алексея Севастьянова. И несколько школ носят имя героя. А в школах есть музеи, где свято сберегается о нём память.

Похожие статьи:

Рассказы о Великой Отечественной войне для школьников

Рассказы о войне для школьников. Генерал Федюнинский

Горпина Павловна. Автор: Сергей Алексеев

Рассказы о войне для школьников

Рассказы о войне для детей

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!