Марина Дружинина «Про Федю, Федину маму и про кое-кого ещё»

Жила-была одна пренеприятнейшая парочка — Сопель Чихалыч и тётка Каш- лётка. И на всех эта парочка старалась побольше начихать и накашлять. Особенно любили Сопель Чихалыч и тётка Кашлётка нападать на детей. Внезапно. И это им очень ловко удавалось, ведь они были невидимые и неслышимые. Как нападут на ребёнка, он сразу начинал кашлять и чихать. Чихать и кашлять. То есть болеть. А Сопель Чихалыч с тёткой Кашлёткой давай веселиться и хохотать! И хлопать друг друга по плечу! Ребёнок чихает, а они знай приплясывают и поют: «Эх, раз, ещё раз, ещё много-много раз!» И чем сильнее болел ребёнок и, соответственно, грустнее становилась его мама, тем больше веселились Сопель Чихалыч и тётка Кашлётка. А когда ребёнок прогонял болезнь и выздоравливал и мама переставала грустить, Сопель Чихалыч и тётка Кашлётка так расстраивались, что сами начинали слабеть и чахнуть. И срочно мчались в другие места, где опять напускали на детей болезни и веселились.

Такая ужасная была парочка.

И вот однажды Сопель Чихалыч и тётка Кашлётка решили напасть на мальчика Федю. Худенький такой с виду мальчик, бледненький. Только подкрались к нему, а Федя — р-раз! — и залез на турник. Только они изловчились и прыгнули на него, а Федя — р-раз, р-раз! — как начал кувыркаться! Да так ногами задрыгал, что никак за него не ухватишься! Одни синяки да ушибы!

А Федя покувыркался-покувыркался и спрыгнул с турника. И конечно, даже не догадался, что раскидал незваных гостей в разные стороны.

А Сопель Чихалыч и тётка Кашлётка отряхнулись, встрепенулись и опять стали к Феде подкрадываться. Уже совсем близко подкрались, вот-вот прыгнут, а Федя — р-раз! — и включил душ в ванной. Он всегда после зарядки под душ залезал. Сильная струя ка-а-ак ударит по Сопелю Чихалычу и тётке Кашлётке! Ка-а-ак ошарашит их и оглушит! И снова разлетелись они в разные стороны. Опять не удалось на Федю напасть!

— Ничего, тётушка, — прогнусавил Сопель Чихалыч, выжимая мокрую Каш лётку, — мы ещё ему покажем! Уж мы этого мальчишку проучим! Не будь я Сопелем Чихал ычем!

А Федя позавтракал и пошёл гулять. И встретил во дворе своего друга. И стали они с другом бороться. Понарошку, конечно, по-дружески. Сначала Федя положил своего друга на обе лопатки. Потом друг положил Федю на обе лопатки. Тоже, конечно, по-дружески. И так Феде понравилось лежать на своих обеих лопатках, что он решил немного поваляться и вообще передохнуть.

Тут-то и накинулись на него Сопель Чихалыч и тётка Кашлётка! И напустили на Федю простуду. Встал Федя, пришёл домой и как начал кашлять и чихать! И температура поднялась. Заболел Федя. А мама сразу стала грустной. Ведь мамы всегда становятся грустными, когда болеют дети...

А Сопель Чихалыч и тётка Кашлётка — ну веселиться! Ну плясать! И конечно, хлопать друг друга по плечу и петь: «Эх, раз! Ещё раз! Ещё много-много раз!»

А Федя, хоть и заболел, не очень-то расстроился. Если честно, он даже обрадовался, что мама не пошла на работу и осталась дома.

Мама читала ему книжки и поила чаем с малиновым вареньем и какими-то целебными травами. А вечером мама посадила Федю на колени, крепко обняла его и сказала:

— Эх, лучше бы твоя болезнь перескочила ко мне, а тебя оставила в покое! Уж я бы с ней быстренько разделалась! А ты бы сразу выздоровел!

А Федя ответил:

— Что ты! Я не хочу, чтобы ты болела! Не отдам я тебе мою болезнь! Ни за что! Ты, мамочка, не грусти. Я скоро поправлюсь!

Тётка Кашлётка и Сопель Чихалыч прямо-таки обалдели от Фединых слов.

— Вот нахал! — возмущённо прокашляла Кашлётка. — Откуда он знает, что скоро поправится?! Уж мы ему не позволим!

А Сопель Чихалыч прогундосил:

— Что-то очень он весёлый, хоть и больной. Не нравится мне это, дорогая тётушка! Может, он какой секрет знает против нас?

А Федя и мама решили прогнать болезнь как можно скорей. Они стали парить Феде ноги. Но просто так сидеть и парить ноги очень скучно. И Федя начал сочинять стихи:

Наконец-то, слава богу,

Я сижу и парю ногу!

Мама улыбнулась:

— Отлично! Давай дальше!

А Сопель Чихалыч и тётка Кашлётка от возмущения задёргались и стали нервно грызть ногти. Ведь для них самое приятное было, когда мама грустит, а ребёнок болеет и хнычет! А тут — на тебе! Ребёнок сочиняет стихи, а мама улыбается! Безобразие!

А Федя продолжал:

Парится моя нога.

Я сижу, смеюсь слегка!

— Ты слышишь, этот негодник ещё и смеётся! — толкнул в бок тётку Кашлётку Сопель Чихалыч.

— Ничего, Сопелюшка, хорошо, что хоть только слегка смеётся, — успокаивала Кашлётка. Но уже не очень уверенно.

Действительно, это было слабое утешение. Оба чувствовали, что всё идёт не так, как надо.

А Федя подумал-подумал и бодро сказал маме:

Веселись, не унывай!

Кипяточек подливай!

И они расхохотались. И совсем уже не слегка, а громко и с удовольствием.

Тут Сопель Чихалыч и тётка Кашлётка не выдержали.

— Бежим скорей из этого ужасного дома! — крикнул Сопель Чихалыч. — Здесь вместо того, чтобы болеть, плакать и отчаиваться, только подливают кипяточек и хохочут!

— Сопель, бежим скорей! — подхватила тётка Кашлётка. — А то мы сами заболеем и захиреем от такой опасной веселящей экологической обстановки!

Они схватились за руки, выскочили в окно и помчались, не разбирая дороги, туда, где экологическая обстановка была для них в самый раз...

А Федя ещё разочек чихнул, кашлянул и вдруг почувствовал, что всё у него прошло.

— Мамочка! Я выздоровел! — воскликнул он.

— Правда?! Как я рада!.. — счастливо вздохнула мама.

Похожие статьи:

Дружинина «Девочка наоборот»

Дружинина «Дразнительное имя»

Марина Дружинина «Серые клеточки»

Дружинина «Хорошо быть оптимистом!»

Дружинина «Для разнообразия»

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!