Былина «Садко»

Былина «Садко»

Во славноем во Нове-граде

Как был Садкё-купец богатый гость.

А прежде у Садка имущества не было:

Одни были гуселки яровчаты;

По пирам ходил-играл Садке.

Садка день не зовут на почестей пир,

Другой не зовут на почестей пир

И третий не зовут на почестей пир.

По том Садке соскучился.

Как пошёл Садке к Ильмень-озеру,

Садился на бел-горюч камень

И начал играть в гуселки яровчаты.

Как тут-то в озере вода всколыбалася,

Тут-то Садке перепался,

Пошёл прочь от озера во свой во Новгород.

Садка день не зовут на почестей пир,

Другой не зовут на почестей пир

И третий не зовут на почестей пир.

По том Садке соскучился.

Как пошёл Садке к Ильмень-озеру,

Садился на бел-горюч камень

И начал играть в гуселки яровчаты.

Как тут-то в озере вода всколыбалася,

Тут-то Садке перепался,

Пошёл прочь от озера во свой во Новгород.

Садка день не зовут на почестей пир,

Другой не зовут на почестей пир

И третий не зовут на почестей пир.

По том Садке соскучился.

Как пошёл Садке к Ильмень-озеру,

Садился на бел-горюч камень

И начал играть в гуселки яровчаты.

Как тут-то в озере вода всколыбалася,

Показался царь морской,

Вышел со Ильменя со озера,

Сам говорил таковы слова:

«Ай же ты, Садке Новгородскиий!

Не знаю, чем буде тебя пожаловать

За твои за утехи за великия,

За твою-то игру нежную.

Аль бессчётной золотой казной?

А не то ступай во Новгород

И ударь о велик заклад,

Заложи свою буйну голову,

И выряжай с прочих купцов

Лавки товара красного,

И спорь, что в Ильмень-озере

Есть рыба — золоты перья.

Как ударишь о велик заклад,

И поди — свяжи шёлковой невод,

И приезжай ловить в Ильмень-озеро:

Дам три рыбины — золоты перья.

Тогда ты, Садке, счастлив будешь».

Пошел Садке от Ильменя от озера.

Как приходил Садке во свой во Новгород,

Позвали Садке на почестей пир.

Как тут Садке Новгородскиий

Стал играть в гуселки яровчаты;

Как тут стали Садке попаивать,

Стали Садку поднашивать,

Как тут-то Садке стал похвастывать:

«Ай же вы, купцы новгородские!

Как знаю чудо чудное в Ильмень-озере:

А есть рыба — золоты перья

в Ильмень-озере»

Как тут-то купцы новгородские

Говорят ему таковы слова:

«Не знаешь ты чуда чудного,

Не может быть в Ильмень-озере рыбы —

золоты перья»

«Ай же вы, купцы новгородские!

О чём же бьёте со мной о велик заклад?

 

Ударим-ка о велик заклад:

Я заложу свою буйну голову,

А вы залагайте лавки товара красного».

Три купца повыкинулись,

Заложили по три лавки товара красного.

Как тут-то связали невод шёлковый

И поехали ловить в Ильмень-озеро.

Закинули тоньку в Ильмень-озеро,

Добыли рыбку — золоты перья;

Закинули другую тоньку в Ильмень-озеро,

Добыли другую рыбку — золоты перья;

Третью закинули тоньку в Ильмень-озеро,

Добыли третью рыбку — золоты перья.

Тут купцы новгородские

Отдали по три лавки товара красного.

Стал Садке поторговывать,

Стал получать барыши великие,

Во своих палатах белокаменных

Устроил Садке всё по-небесному:

На небе солнце и в палатах солнце,

На небе месяц и в палатах месяц,

На небе звёзды и в палатах звёзды.

Потом Садке-купец богатый гость

Зазвал к себе на почестей пир

Тыих мужиков новгородскиих

И тыих настоятелей новгородскиих:

Фому Назарьева и Луку Зиновьева.

Все на пиру наедалися,

Все на пиру напивалися,

Похвальбами все похвалялися:

Иный хвастает бессчётной золотой казной,

Другой хвастает силой-удачей молодецкою,

Который хвастает добрым конём,

Который хвастает славным отечеством,

Славным отечеством, молодым молодечеством.

Умный хвастает старым батюшком,

Безумный хвастает молодой женой.

Говорят настоятели новгородские:

«Все мы на пиру наедалися,

Все на почестном напивалися,

Похвальбами все похвалялися.

Что же у нас Садке ничем не похвастает,

Что у нас Садке ничем не похваляется?»

Говорит Садке-купец богатый гость:

«А чем мне, Садку, хвастаться,

Чем мне, Садку, похвалятися?

У меня ль золота казна не тощится,

Цветно платьице не носится,

Дружина хоробра не изменяется.

А похвастать не похвастать бессчётной

золотой казной:

На свою бессчётну золоту казну

Повыкуплю товары новгородские,

Худые товары и добрые!»

Не успел он слова вымолвить,

Как настоятели новгородские

Ударили о велик заклад,

О бессчётной золотой казны,

О денежках тридцати тысячах:

Как повыкупить Садку товары новгородские,

Худые товары и добрые,

Чтоб в Нове-граде товаров в продаже боле

не было.

Ставал Садке на другой день раным-рано,

Будил свою дружину хоробрую,

Без счёта давал золотой казны

И распущал дружину по улицам торговыим,

А сам-то прямо шёл в гостиный ряд,

Как повыкупил товары новгородские,

Худые товары и добрые

На свою бессчётну золоту казну.

 

На другой день ставал Садке раным-рано,

Будил свою дружину хоробрую,

Без счёта давал золотой казны

И распущал дружину по улицам торговыим,

А сам-то прямо шёл в гостиный ряд:

Вдвойне товаров принавезено,

Вдвойне товаров принаполнено

На тую на славу на великую новгородскую.

Опять выкупал товары новгородские,

Худые товары и добрые

На свою бессчётну золоту казну.

На третий день ставал Садке раным-рано,

Будил свою дружину хоробрую,

Без счёта давал золотой казны

И распущал дружину по улицам торговыим,

А сам-то прямо шёл в гостиный ряд:

Втройне товаров принавезено,

Втройне товаров принаполнено,

Подоспели товары московские

На ту на великую на славу новгородскую.

Как тут Садке пораздумался:

«Не выкупить товара со всего бела света:

Още повыкуплю товары московские,

Подоспеют товары заморские.

Не я, видно, купец богат новгородскиий, —

Побогаче меня славный Новгород».

Отдавал он настоятелям новгородскиим

Денежек он тридцать тысячей.

На свою бессчётну золоту казну

Построил Садке тридцать кораблей,

Тридцать кораблей, тридцать черлёныих;

На ты на корабли на черлёные

Свалил товары новгородские.

Поехал Садке по Волхову,

Со Волхова во Ладожско,

А со Ладожска во Неву-реку,

А со Невы-реки во сине море.

Как поехал он по синю морю,

Воротил он в Золоту Орду,

Продавал товары новгородские,

Получал барыши великие,

Насыпал бочки сороковки красна золота,

чиста серебра.

Поезжал назад во Новгород,

Поезжал он по синю морю.

На синем море сходилась погода сильная,

Застоялись черлёны корабли на синем море:

А волной-то бьёт, паруса рвёт,

Ломает кораблики черлёные;

А корабли нейдут с места на синем море.

Говорит Садке-купец богатый гость

Ко своей дружине ко хоробрыя:

«Ай же ты, дружинушка хоробрая!

Как мы век по морю ездили,

А морскому царю дани не плачивали:

Видно, царь морской от нас дани требует,

Требует дани во сине море.

Ай же, братцы, дружина хоробрая!

Взимайте бочку сороковку чиста серебра,

Спущайте бочку во сине море».

Дружина его хоробрая

Взимала бочку чиста серебра.

Спускали бочку во сине море:

А волной-то бьёт, паруса рвёт,

Ломает кораблики черлёные;

А корабли нейдут с места на синем море.

Тут его дружина хоробрая

Брала бочку сороковку красна золота,

Спускали бочку во сине море:

А волной-то бьёт, паруса рвёт,

Ломает кораблики черлёные;

 

А корабли все нейдут с места на синем море.

Говорит Садке-купец богатый гость:

«Видно, царь морской требует

Живой головы во сине море.

Делайте, братцы, жеребья вольжаны,

Я сам сделаю на красноем на золоте,

Всяк свои имена подписывайте,

Спущайте жеребья на сине море:

Чей жеребей ко дну пойдет,

Таковому идти в сине море».

Делали жеребья вольжаны,

А сам Садке делал на красноем на золоте,

Всяк своё имя подписывал,

Спущали жеребья на сине море:

Как у всей дружины хоробрыя

Жеребья гоголем по воды пловут,

А у Садка-купца ключом на дно.

Говорит Садке-купец богатый гость:

«Ай же, братцы, дружина хоробрая!

Этыя жеребья не правильны:

Делайте жеребья на красноем на золоте,

А я сделаю жеребий вольжаный».

Делали жеребья на красноем на золоте,

А сам Садке делал жеребей вольжаный,

Всяк своё имя подписывал,

Спущали жеребья на сине море:

Как у всей дружины хоробрыя

Жеребья гоголем по воды пловут,

А у Садка-купца ключом на дно.

Говорит Садке-купец богатый гость:

«Ай же, братцы, дружина хоробрая!

Видно, царь морской требует

Самого Садка богатого в сине море.

Несите мою чернилицу вальяжную,

Перо лебединое, лист бумаги (гербовый)».

Несли ему чернилицу вальяжную,

Перо лебединое, лист бумаги (гербовый).

Он стал именьице отписывать:

Кое именье отписывал Божьим церквам,

Иное именье нищей братии,

Иное именье молодой жены,

Остатнее именье — дружине хоробрыя.

Говорил Садке-купец богатый гость:

«Ай же, братцы, дружина хоробрая!

Давайте мне гуселки яровчаты,

Поиграть-то мне в остатнее:

Больше мне в гуселки не игрывати.

Али взять мне гусли с собой во сине море?»

Взимает он гуселки яровчаты,

Сам говорит таковы слова:

«Свалите дощечку дубовую на воду:

Хоть я свалюсь на доску дубовую,

Не толь мне страшно принять смерть

на синем море».

Свалили дощечку дубовую на воду,

Потом поезжали корабли по синю морю,

Полетели, как чёрные вороны.

Остался Садке на синем море.

Со тоя со страсти со великия

Заснул на дощечке на дубовой.

Проснулся Садке во синем море,

Во синем море на самом дне.

Сквозь воду увидел пекучись красное

солнышко,

Вечернюю зорю, зорю утреннюю.

 

Увидел Садке: во синем море

Стоит палата белокаменная,

Заходил Садке в палату белокаменну.

Сидит в палате царь морской,

Голова у царя, как куча сенная.

Говорит царь таковы слова:

«Ай же ты, Садке-купец богатый гость!

Век ты, Садке, по морю езживал,

Мне, царю, дани не плачивал,

А нонь весь пришёл ко мне во подарочках.

Скажут, мастер играть в гуселки яровчаты:

Поиграй же мне в гуселки яровчаты».

Как начал играть Садке в гуселки яровчаты,

Как начал плясать царь морской во синем

море,

Как расплясался царь морской.

Играл Садке сутки, играл и другие,

Да играл още Садке и третьии,

А все пляшет царь во синем море.

Во синем море вода всколыбалася,

Со жёлтым песком вода смутилася,

Стало разбивать много кораблей на синем

море,

Стало много гинуть именьицев,

Стало много тонуть людей праведныих:

Как стал народ молиться Миколы Можайскому.

Как тронуло Садка в плечо во правое:

«Ай же ты, Садке Новгородскиий!

Полно играть в гуселышки яровчаты!»

Обернулся — глядит Садке Новгородскиий:

Ажно стоит старик седатыий.

Говорил Садке Новгородскиий:

«У меня воля не своя во синем море,

Приказано играть в гуселки яровчаты».

Говорит старик таковы слова:

«А ты струночки повырывай,

А ты шпенечки повыломай.

Скажи: «У меня струночек не случилося,

А шпенечков не пригодилося,

Не во что больше играть:

Приломалися гуселки яровчаты».

Скажет тебе царь морской:

«Не хочешь ли жениться во синем море

На душечке на красныя девушке?»

Говори ему таковы слова:

«У меня воля не своя во синем море».

Опять скажет царь морской:

«Ну, Садке, вставай поутру ранёшенько,

Выбирай себе девицу красавицу».

Как станешь выбирать девицу красавицу,

Так перво триста девиц пропусти,

И друго триста девиц пропусти,

И третье триста девиц пропусти:

Позади идёт девица красавица,

Красавица девица Чернавушка, —

Бери тую Чернаву за себя замуж.

Будешь, Садке, во Нове-граде.

А на свою бессчётну золоту казну

Построй церковь соборную Миколы

Можайскому».

Садке струночки во гуселках повыдернул,

Шпенечки во яровчатых повыломал.

 

Говорит ему царь морской:

«Ай же ты, Садке Новгородскиий!

Что же не играешь в гуселки яровчаты?» —

«У меня струночки во гуселках выдернулись,

А шпенечки во яровчатых повыломались:

А струночек запасных не случилося,

А шпенечков не пригодилося».

Говорит царь таковы слова:

«Не хочешь ли жениться во синем море

На душечке на красныя девушке?»

Говорит ему Садке Новогородскиий:

«У меня воля не своя во синем море».

Опять говорит царь морской:

«Ну, Садке, вставай по утру ранёшенько,

Выбирай себе девицу красавицу».

Вставал Садке по утру ранёшенько,

Поглядит: идет триста девушек красныих;

Он перво триста девиц пропустил,

И друго триста девиц пропустил,

И третье триста девиц пропустил;

Позади шла девица красавица,

Красавица девица Чернавушка.

Брал тую Чернаву за себя замуж.

Как ложится спать Садке во перву ночь.

Как проснулся Садке во Нове-граде,

О реку Чернаву на крутом кряжу.

Как поглядит, ажно бежат

Свои черлёные корабли по Волхову.

Поминает жена Садка со дружиной

во синем море:

«Не бывать Садку со синя моря!»

А дружина поминает одного Садка:

«Остался Садке во синем море!»

А Садке стоит на крутом кряжу,

Встречает свою дружинушку со Волхова.

Тут его ли дружина сдивовалася:

«Остался Садке во синем море,

Очутился впереди нас во Нове-граде,

Встречает дружину со Волхова!»

Встретил Садке дружину хоробрую

И повёл в палаты белокаменны.

Тут его жена зрадовалася,

Брала Садка за белы руки,

Целовала во уста во сахарныя.

Начал Садке выгружать со черлёных

со кораблей

Именьице — бессчётну золоту казну.

Как повыгрузил со черлёныих кораблей,

Состроил церкву соборнюю Миколы

Можайскому.

Не стал больше ездить Садке на сине море,

Стал поживать Садке во Нове-граде.

Похожие статьи:

Куприн «Бедный принц»

Пантелеев «Большая стирка»

Стихи для 4 класса по литературе

Рассказы о родном крае, 3-4 класс

Житков «Как я ловил человечков»

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!