Сказка «Поди туда — не знаю куда»

Русская народная сказка «Поди туда — не знаю куда»

В некотором царстве, в некотором государстве жил-был Король, холост — не женат, и была у него целая рота стрельцов, а в ней — стрелец-молодец по имени Федот. Случилось раз Федоту-стрельцу пойти на охоту.

Зашёл он в густой, тёмный лес и видит: сидит на дереве горлица. Навёл на неё Федот ружьё, прицелился, выпалил и перешиб птице крылышко. Свалилась горлица с дерева на сырую землю. Поднял её стрелок, хотел добить, а горлица ему и говорит:

— Не губи меня, стрелец-молодец, принеси в свой дом живую, посади на окошко и смотри: как только найдёт на меня дремота — в ту самую пору ударь меня правой рукою наотмашь — и добудешь себе великое счастье!

Крепко удивился Федот-стрелец. «Что такое? — думает. — С виду совсем птица, а говорит человеческим голосом! Никогда ничего подобного не видывал...»

Принёс он горлицу домой, посадил на окошечко, а сам стоит-дожидается. Прошло немного времени, горлица положила голову под крылышко и задремала. Стрелок поднял правую руку, ударил её наотмашь легохонько — упала горлица наземь и превратилась в прекрасную девушку.

А девица и говорит Федоту:

— Умел ты меня взять, умей и жить со мною. Ты мне будешь наречённый муж, а я тебе жена!

Женился Федот-стрелец и живёт себе. А службы не забывает: каждое утро ни свет ни заря возьмёт своё ружьё, пойдёт в лес, настреляет разной дичи и несёт на королевскую кухню. Видит жена, что от той охоты весь он измаялся, и говорит:

— Послушай, друг сердечный, жалко мне тебя; каждый день по лесам да по болотам бродишь, домой усталый приходишь, а пользы нам нет никакой. Вот кабы добыл ты рублей сотню- другую, так я научила бы, что делать.

Бросился Федот по товарищам: у кого рубль, у кого два занял и собрал двести рублей. Принёс жене. А жена велела купить на них разного шёлку. Послушался Федот: купил на двести рублей разного шёлку и принёс жене.

А она ему говорит:

— Не тужи, друг, лучше спать ложись. Утро вечера мудренее.

Муж заснул, а жена вышла на крылечко, развернула свою волшебную книгу — и сейчас перед ней откуда ни возьмись явились два молодца. Дала она им шёлк и говорит:

— Возьмите этот шёлк и сделайте мне ковёр, да такой, чтобы на нём всё королевство вышито было.

Принялись два молодца ткать и за десять минут ковёр соткали. Отдали его Стрельцовой жене да и исчезли, как будто их и не было. Наутро она отдала ковёр мужу.

— На, — говорит, — отнеси на гостиный двор и продай купцам, да смотри: своей цены не запрашивай, а что дадут, то и бери.

Федот-стрелец взял ковёр и пошёл по гостиным рядам. Увидал один купец и спрашивает цену.

— Ты торговый человек, ты и цену устанавливай.

Вот купец думал, думал — не может оценить ковра. Подскочил другой купец, за ним — третий, четвёртый... Смотрят, а оценить не могут. В то время проезжал мимо рядов королевский комендант.

— Здравствуйте, купцы-торговцы, заморские гости! О чём речь у вас?

— Так и так, ковра оценить не можем.

Комендант посмотрел на ковёр и сам дался диву:

— Послушай, стрелец, скажи по правде истинной, откуда добыл ты такой славный ковёр?

— Моя жена вышила.

— Сколько же тебе дать за него?

— Жена наказала не торговаться.

— Ну, вот тебе десять тысяч!

Взял стрелец деньги, отдал ковёр и пошёл домой. А комендант поехал к Королю обедать и за столом говорит:

— Не угодно ли Вашему Величеству посмотреть, какую славную вещь купил я сегодня?

Король как только взглянул, увидел всё своё королевство как на ладони и только ахнул:

— Вот так ковёр! В жизни такого мастерства не видывал! Ну, комендант, как хочешь, а ковра я тебе не отдам!

Король вынул сейчас же двадцать пять тысяч, отдал их коменданту, а ковёр во дворце на самом видном месте повесил.

Поскакал комендант к стрельцу, разыскал его избушку, а как только вошёл в светлицу и увидал Стрельцову жену — в ту же минуту и себя и своё дело позабыл! Такая перед ним красавица явилась, что век бы очей не отвёл! Глядит он на чужую жену, а голова дум полна: «Где же это видано, чтобы простой солдат да таким сокровищем владел? Я хоть и комендант при короле, а и то такой красоты не видывал!» Насилу он опомнился, нехотя домой убрался. И с той поры всякий покой потерял: никак у него красавица-стрельчиха из головы не идёт. Не естся ему, не пьётся, сохнуть стал.

Заметил Король, что его комендант день ото дня с лица сходит, и спрашивает, в чём дело.

А комендант и говорит:

— Ах, Ваше Величество! Видел я Стрельцову жену, такой красоты во всём свете нет. Всё о ней думаю!

Заинтересовали Короля слова коменданта и решил он сам поглядеть, что это такая за жена у стрельца Федота. Повелел он заложить коляску и поехал в стрельцовую слободу. Нашёл Федотову избу, постучал. Отворила ему дверь красавица. Король переступил одной ногой через порог, вторую занёс через порог да так и застыл онемевши: красота перед ним стоит невообразимая! Защемила его зазноба сердечная, и решил он жениться на этой красавице.

Воротился Король во дворец и призвал к себе коменданта:

— Слушай! Коли сумел ты мне такую красавицу показать, то сумей её мужа извести. Я сам на ней решил жениться. А не придумаешь — голову тебе долой!

Закручинился комендант, нос повесил. Идёт по дороге и ума не приложит, как извести стрельца. А навстречу ему бредёт-шатается дурной мужик в рваной рубахе.

— Стой, королевский слуга! — говорит дурной мужик. — Вижу, думу тебе загадали великую. Ты поднеси мне стакан вина — я тебя на ум наведу.

Обрадовался комендант, завернул с дурным мужиком в кабак, купил ему вина и рассказал о задании Короля.

— Извести Федота-стрелка дело не важное, — говорит дурной мужик, хлебнув вина, — сам-то он прост, да жена у него больно хитра! Ну, да мы загадаем такую загадку, что не скоро справится. Воротись к Королю и скажи: пускай Федот-стрелец сходит на тот свет узнать, как там поживает покойный Король-батюшка. Федот пойдёт да никогда назад не вернётся.

Комендант обрадовался и побежал к Королю. Передал он Монарху слова дурного мужика, тот обрадовался и велел привести к нему Федота- стрельца.

Когда молодца привели, сказал ему Король такие слова:

— Ну, Федот, ты у меня первый в команде стрелец; сослужи-ка мне службу. Сходи-ка на тот свет да узнай, как там мой батюшка поживает. Не сходишь да не узнаешь — голову тебе с плеч долой!

Повернулся Федот налево кругом и пошёл домой. Пришёл опечаленный, сел на лавку и голову повесил.

А жена его спрашивает:

— О чём, милый, закручинился? Аль невзгода какая?

Рассказал ей Федот всё сполна.

А она говорит:

— Не о чем горевать! Это не служба, а службишка. Ложись спать. Утро вечера мудренее.

Стрелец помолился Богу, лёг спать, а его жена развернула волшебную книгу — и сейчас перед ней явились два неведомых молодца. Послушали они свою хозяйку, дали совет как поступить.

Проснулся утром Федот, а жена ему даёт золотое колечко и говорит:

— Иди, друг милый, к Королю и попроси, чтобы он дал тебе в товарищи коменданта, а то, скажи, не поверят тебе, что ты на том свете был. А как отправитесь в путь, брось перед собой колечко — куда покатится, туда и вы за ним ступайте.

Расцеловал стрелец свою жену, попрощался с ней и пошёл к Королю. Король дал ему в товарищи коменданта, и отправились они за колечком в путь.

Долго ли они шли, мало ли — а колечко закатилось в дремучий лес, опустилось на дно глубокого оврага и там остановилось.

Присели Федот-стрелец и комендант поесть сухарей. Глядь, а мимо них на старом-престаром Короле два чёрта везут большущий воз дров и погоняют Короля дубинками.

Федот и говорит:

— Смотри, никак, наш покойный Король?

— А и то верно! Он самый дрова везёт.

Федот и крикнул чертям:

— Эй, господа черти! Дайте-ка мне хоть малое время с этим покойничком поговорить. Надо мне у него кое-что спросить.

А черти отвечают:

— Нет у нас времени его дожидаться! Сами, что ли, дрова повезём?

— А вы возьмите у меня свежего человека на смену.

Ну, черти отпрягли старого Короля, на его место впрягли в воз коменданта и давай его с обеих сторон погонять дубинками — тот гнётся, а везёт. А Федот тем временем стал спрашивать старого Кроля про его житьё-бытьё.

— Ах, Федот-стрелец, — отвечает Король, — плохое моё житьё на том свете! Поклонись от меня сыну да скажи, что я накрепко наказываю людей не обижать, а то и с ним то же станется.

Только успели они поговорить, черти уж назад едут с порожней телегой. Федот попрощался со старым Королём, взял у чертей коменданта, и пошли они в обратный путь. Вот пришли во дворец. Увидел Король стрельца и в сердцах накинулся на него:

— Как же ты сумел назад воротиться?

Федот-стрелец отвечает:

— Так и так, был я на том свете у вашего покойного родителя. Живёт он плохо, велел вам кланяться да накрепко наказывал людей не обижать.

— А чем докажешь, что ходил на тот свет?

— А тем я докажу, что у вашего коменданта на спине и теперь ещё знаки видны, как его черти погоняли.

Тут Король уверился, делать нечего — отпустил Федота домой. А сам кинулся к коменданту с бранью, да наказал Федота-стрельца злой смерти предать!

Пошёл опять комендант пустырями да закоулками, а навстречу ему — дурной мужик в рваной рубахе.

— Стой, королевский слуга! — говорит дурной мужик. — Вижу, опять тебе думу загадали великую. Ты поднеси мне чарку вина — я тебя на ум наведу.

Пошли они в трактир, угостил комендант дурного мужика вином, а мужик и говорит:

— Сам-то Федот-стрелец простой человек, извести его — что щепоть табаку понюхать! Да жена у него больно хитра. Воротись назад и скажи Королю, чтобы послал он Федота-стрельца за тридевять земель, в тридесятое царство добыть кота Баюна...

Обрадовался комендант, побежал к Королю и передал ему слова дурного человека. И Король снова посылает за Федотом.

— Ну, Федот! Ты у меня молодец! Сослужи ты мне ещё одну службу: ступай за тридевять земель в тридесятое царство и добудь мне кота Баюна. А не добудешь — голову тебе с плеч долой!

Пришёл Федот домой опечаленный, вошёл в избу, сел на лавку, голову повесил. Жена его спрашивает:

— О чём, милый друг, закручинился? Али снова невзгода какая?

Рассказал Федот жене про задание Короля:

— Не о чем кручиниться! Это не служба, а службишка, служба будет впереди. Ложись спать. Утро вечера мудренее.

Стрелец лёг спать, а его жена развернула волшебную книгу — и сейчас перед ней явились два неведомых молодца. Послушали они свою хозяйку, куда-то сбегали, принесли три колпака, клещи да три прута, а потом исчезли, словно их и не было. Наутро жена говорит Федоту:

— Вот тебе, милый, три колпака железных да клещи и три прута. Ступай за тридевять земель, в тридесятое царство. Трёх вёрст не дойдёшь, станет одолевать тебя сильный сон — кот Баюн на тебя дремоту напустит. Ты не спи, руку за руку закидывай, ногу за ногу волочи, а где и катком катись. А уснёшь, кот Баюн убьёт тебя.

Отправился Федот в путь. Пришёл в тридесятое царство. За три версты стал его одолевать сон. Надевает Федот на голову три колпака железных, руку за руку закидывает, ногу за ногу волочит... Кое-как выдержал дремоту и очутился у высокого столба.

Кот Баюн увидел Федота, заворчал, зауркал да со столба прыг ему на голову — один колпак разбил и другой разбил, а третий не успел: ухватил стрелец кота клещами, сволок наземь и давай оглаживать прутьями. Наперво сёк железным прутом; изломал железный, принялся угощать медным, а когда медный изломал — принялся бить оловянным. Оловянный прут гнётся, не ломится, вокруг хребта обвивается. Федот бьёт, а кот Баюн сказки рассказывает. Федот его не слушает, знай охаживает прутом.

Невмоготу стало коту, видит, что не получается Федота заговорить, он и взмолился:

— Покинь меня! Что надо, всё тебе сделаю.

— А пойдёшь со мной?

— Куда хочешь пойду.

Отправился Федот в обратный путь и кота за собой повёл. Добрался до своего королевства, приходит с котом во дворец и говорит Королю:

— Так и так, службу выполнил, добыл вам кота Баюна.

Король изумился и говорит:

— А ну, кот Баюн, покажи большую страсть.

Тут кот свои когти точит, на Короля их ладит,

хочет у него белую грудь разодрать, из живого сердце вынимать.

Король испугался:

— Федот-стрелец, уйми, пожалуйста, кота Баюна!

Унял Федот кота и в клетку запер, а сам пошёл домой, к жене. А Короля пуще прежнего гнетёт зазноба сердечная. Опять призывает он к себе коменданта:

— Что хочешь придумай, а изведи Федота- стрельца!

Озадачился комендант пуще прежнего, идёт переулками-закоулками. Навстречу ему — дурной человек в рваной рубахе.

— Стой, — говорит, — королевский слуга! Вижу — опять ты великой думой озадачен. Поднеси мне чарку вина — я тебя на ум наведу!

Завернули они в трактир, налил комендант дурному мужику чарку вина, рассказал свою думу и слышит в ответ:

— Ступай к Королю и скажи: пусть пошлёт стрельца туда — не знаю куда, принести то — не знаю что.

Комендант побежал к Королю и всё ему доложил. Привели Федота, и Король говорит ему:

— Ну, Федот! Ты у меня молодец! Сослужи мне третью службу: поди туда — не знаю куда, принеси то — не знаю что. А не пойдёшь — голову тебе с плеч!

Пришёл Федот домой, сел на лавку и голову ниже прежнего повесил. Жена его и спрашивает:

— Али ещё невзгода какая приключилась?

— Как же мне не кручиниться? Послал меня Король туда — не знаю куда, принести то — не знаю что.

— Да, — отвечает жена, — это служба немалая! Чтоб туда добраться, надо девять лет идти, да назад девять. Но ничего, ты лучше спать ложись. Утро вечера мудренее.

Стрелец лёг спать, а жена развернула волшебную книгу, и сейчас перед ней два неведомых молодца возникли.

— Скажите-ка, — говорит им красавица, — не ведаете ли, как пойти туда — не знаю куда, принести то — не знаю что?

— Нет, — отвечают ей молодцы. — Не ведаем.

Вышла красавица на крыльцо, вынула платочек и махнула. Сейчас же налетели всякие птицы, набежали всякие звери. Она их и спрашивает:

— Вы, звери, всюду рыскаете, вы, птицы, всюду летаете, — не ведаете ли, как пойти туда — не знаю куда, принести то — не знаю что?

Звери и птицы ответили:

— Нет, мы про то не ведаем.

Махнула Стрельцова жена платочком — звери и птицы пропали, как не бывали. Тогда красавица топнула каблучком — сейчас же перед ней появились два великана:

— Что угодно? Что надобно?

— Слуги мои верные, отнесите меня на середину Океан-моря.

Подхватили великаны Федотову жену, отнесли на Океан-море — сами стоят, как столбы, а её на руках держат. Стрельчиха махнула платочком, и приплыли к ней все гады и рыбы морские.

— Вы, гады и рыбы морские, вы везде плаваете, на всех островах бываете, не ведаете ли, как пойти туда — не знаю куда, принести то — не знаю что?

— Нет, мы про то не ведаем.

Закручинилась красавица и велела отнести себя домой. Великаны подхватили её, принесли на Федотов двор, поставили у крыльца.

Утром проснулся Федот, а жена ему говорит:

— Ступай к Королю, проси золотой казны на дорогу — ведь тебе восемнадцать лет странствовать, а получишь деньги, заходи со мной проститься.

Стрелец побывал у Короля, получил золотую казну и приходит с женой проститься. Она подаёт ему вышитое полотенце и клубок ниток и говорит:

— Когда выйдешь из города, брось этот клубок перед собою; куда он покатится — туда и ты ступай. А где ни станешь умываться — завсегда утирай лицо этим полотенцем.

Попрощался стрелец со своей женой и пошёл на заставу. Бросил клубок перед собой, тот покатился, а стрелец — пошёл за ним следом.

Прошло с месяц времени, призывает Король коменданта и говорит ему:

— Стрелец отправился по белу свету ходить, не быть ему живому. Денег у него много: разбойники нападут, ограбят да злой смерти предадут. Поезжай-ка в стрелецкую слободку и привези его жену во дворец.

Приехал комендант к стрельчихе и говорит, что велено ему доставить её во дворец к Королю. Нечего делать, собралась стрельчиха и поехала к Королю. А тот смотрит на неё, глаз отвести не может, предлагает быть Королевой, выйди за него замуж. А она говорит:

— Где это видано: от живого мужа жену отбивать!

— Коли не пойдёшь охотою, возьму силою!

Красавица усмехнулась, ударилась об пол, обернулась горлицей и улетела в окно.

А стрелец тем временем много царств и земель прошёл, а клубок всё катится. Где река встретится, так клубок мостом перебросится; где стрельцу отдохнуть захочется, там клубок пуховой постелью раскинется. Долго ли, коротко ли — докатился клубок до избушки на курьих ножках и остановился. Федот говорит:

— Избушка, повернись ко мне передом, к лесу задом!

Избушка повернулась, Федот вошёл и видит — сидит на лавке седая старуха, прядёт кудель.

— Фу, фу, русского духу слыхом не слыхано, видом не видано, а нынче русский дух сам пришёл! Вот изжарю тебя в печи да съем!

Федот отвечает старухе:

— Что ты, старая Баба-Яга, станешь есть дорожного человека! Дорожный человек костоват и чёрен, ты наперёд баньку истопи, меня вымой, выпари, тогда и ешь.

Баба-Яга истопила баньку. Федот выпарился, вымылся, достал полотенце и стал им утираться.

Баба-Яга спрашивает:

— Откуда у тебя полотенце? Его моя дочь вышивала.

— Твоя дочь — мне жена, мне и полотенце дала.

— Ах, зять мой, чем же мне тебя потчевать?

Закрутилась Баба-Яга, собрала ужин. Федот сел за стол, давай уплетать. Баба-Яга села рядом. Он ест, она выспрашивает: как он на её дочке женился да хорошо ли они живут? Федот всё рассказал: как женился, и как Король велел ему пойти туда — не знаю куда, принести то — не знаю что.

— Ах, зятюшка, ведь про это диво дивное даже я не слыхивала. Знает про это одна старая лягушка, которая живёт в болоте триста лет... Ну да ничего, ложись спать.

Федот уснул, а Баба-Яга залезла в ступу, махнула метлой и полетела на болото. Прилетела и стала звать:

— Бабушка, лягушка-скакушка, выдь ко мне!

Старая лягушка вышла из болота.

— Знаешь ли, где то — не знаю что?

— Знаю.

— Укажи, сделай милость. Зятю моему дана служба: пойти туда — не знаю куда, принести то — не знаю что.

— Я б его проводила, да больно стара, мне туда не допрыгать. Донесёт твой зять меня в парном молоке до огненной реки — тогда скажу.

Баба-Яга взяла лягушку-скакушку, полетела домой, надоила молока в горшок, посадила туда лягушку, а когда утром Федот проснулся, говорит ему:

— Ну, зять дорогой, одевайся, возьми горшок с парным молоком, в молоке — лягушка, да садись на моего коня, он тебя довезёт до огненной реки. Там коня брось и вынимай из горшка лягушку, она тебе скажет.

Федот оделся, взял горшок, сел на коня Бабы- Яги. Долго ли, коротко ли, конь домчал его до огненной реки.

Тут лягушка ему говорит:

— Вынь меня, добрый молодец, из горшка, надо нам через реку переправиться.

Федот вынул лягушку из горшка и пустил наземь.

— Ну, добрый молодец, теперь садись мне на спину.

— Что ты, бабушка, эка маленькая, чай, я тебя задавлю.

— Не бойся, не задавишь. Садись да держись крепче.

Сел Федот на лягушку-скакушку. Начала она дуться. Дулась, дулась и стала выше тёмного леса, да как скакнёт — и перепрыгнула через огненную реку, перенесла Федота на тот берег и сделалась опять маленькой.

— Иди, добрый молодец, по этой тропинке, увидишь избу — не избу, заходи туда и становись за печью. Там найдёшь то — не знаю что.

Федот пошёл по тропинке, видит: старая изба — не изба, тыном обнесена, без окон, без крыльца. Он туда вошёл и спрятался за печью. Вот немного погодя застучало, загремело по лесу, и входит в избу мужичок с ноготок, борода с локоток, да как крикнет:

— Эй, сват Наум, есть хочу!

Только крикнул, откуда ни возьмись, появляется стол накрытый, на нём бочонок пива да бык печёный, в боку нож точёный. Мужичок с ноготок — борода с локоток, сел возле быка, вынул нож точёный, начал мясо порезывать, в чеснок помакивать, покушивать да похваливать. Обработал быка до последней косточки, выпил целый бочонок пива.

— Эй, сват Наум, убери объедки!

И вдруг стол пропал, как и не бывало.

Федот дождался, когда уйдёт мужичок с ноготок, вышел из-за печки, набрался смелости и позвал:

— Сват Наум, покорми меня...

Только позвал, откуда ни возьмись, появился стол, на нём разные кушанья, закуски и заедки, вина и меды.

Федот сел за стол и говорит:

— Сват Наум, садись, брат, со мной, станем есть-пить вместе.

Отвечает ему невидимый голос:

— Спасибо тебе, добрый человек! Столько лет я здесь служу, корки не видывал, а ты меня за стол посадил.

Смотрит Федот и удивляется: никого не видно, а кушанья со стола словно кто метёлкой сметает, пиво и меды сами в ковш наливаются и — скок, скок да скок.

Федот просит:

— Сват Наум, покажись мне!

— Нет, меня никто не может видеть, я то — не знаю что.

— Сват Наум, хочешь у меня служить?

— Отчего не хотеть? Ты, вижу, человек добрый.

Вот они поели. Федот и говорит:

— Ну, прибирай всё да пойдём со мной.

Пошёл Федот из избёнки, оглянулся:

— Сват Наум, ты здесь?

— Здесь. Не бойся, я от тебя не отстану.

Дошёл Федот до огненной реки, там его дожидается лягушка:

— Добрый молодец, нашёл то — не знаю что?

— Нашёл, бабушка.

— Садись на меня.

Федот опять сел на неё, лягушка начала раздуваться, раздулась, скакнула и перенесла его через огненную реку.

Тут он лягушку-скакушку поблагодарил и пошёл путём-дорогой в своё королевство. Идёт, идёт, обернётся:

— Сват Наум, ты здесь?

— Здесь. Не бойся, я от тебя не отстану.

Шёл, шёл Федот, дорога далека — прибились его резвые ноги, опустились его белые руки.

— Эх, — говорит, — до чего же я уморился!

А сват Наум ему:

— Что же ты мне давно не сказал? Я бы тебя живо на место доставил.

Подхватил Федота буйный вихрь и понёс — горы и леса, города и деревни так внизу и мелькают. Летит Федот над глубоким морем, и стало ему страшно.

— Сват Наум, передохнуть бы!

Сразу ветер ослаб, и Федот стал спускаться на море.

Глядит — где шумели одни синие волны, появился островок, на островке стоит дворец с золотой крышей, кругом сад прекрасный...

Сват Наум говорит Федоту:

— Отдыхай, ешь, пей да и на море поглядывай. Будут плыть мимо три купеческих корабля. Ты купцов зазови да угости. Есть у них три диковинки. Ты меня променяй на эти диковинки; да не бойся, я к тебе назад вернусь.

Долго ли, коротко ли, с западной стороны плывут три корабля. Корабельщики увидали остров, на нём дворец с золотой крышей и кругом сад прекрасный.

— Что за чудо? — говорят. — Сколько раз мы тут плавали, ничего, кроме синего моря, не видели. Давай пристанем!

Три корабля бросили якоря, три купца- корабельщика сели в лёгкую лодочку, поплыли к острову.

А уж Федот-стрелец их встречает.

Купцы-корабельщики идут дивуются: на тереме крыша как жар горит, на деревьях птицы поют, по дорожкам чудные звери прыгают. Федот повёл гостей в терем:

— Эй, сват Наум, собери-ка нам попить, поесть!

Откуда ни возьмись, явился накрытый стол, на нём — вина и кушанья, чего душа захочет. Купцы-корабельщики только ахают.

— Скажи, добрый человек, кто здесь выстроил это чудо?

— Мой слуга, сват Наум, в одну ночь построил.

— Давай, — говорят, — добрый человек, меняться: уступи нам своего слугу, свата Наума, возьми у нас за него любую диковинку.

— Отчего ж не поменяться? А каковы будут ваши диковинки?

Один купец вынимает из-за пазухи дубинку.

Ей только скажи: «Ну-ка, дубинка, обломай бока этому человеку!» — дубинка сама начнёт колотить, какому хочешь силачу обломает бока.

Другой купец вынимает из-под полы топор, повернул его обухом кверху — топор сам начал тяпать: тяп да ляп — вышел корабль; тяп да ляп — ещё корабль. С парусами, с пушками, с храбрыми моряками. Корабли плывут, пушки палят, храбры моряки приказа спрашивают.

Повернул топор обухом вниз — сразу корабли пропали, словно их и не было.

Третий купец вынул из кармана дудку, заду- дел — войско появилось: и конница, и пехота, с ружьями, с пушками.

Войска идут, музыка гремит, знамёна развеваются, всадники скачут, приказа спрашивают. Купец задудел с другого конца в дудку — и нет ничего, всё пропало.

Федот-стрелец говорит:

— Хороши ваши диковинки, да моя стоит дороже. Хотите меняться — отдавайте мне за моего слугу, свата Наума, все три диковинки.

— Не много ли будет?

— Как знаете, иначе меняться не стану.

Купцы думали, думали: «На что нам дубинка, топор да дудка? Лучше поменяться, со сватом Наумом будем безо всякой заботы день и ночь сыты».

Отдали купцы-корабельщики Федоту дубинку, топор и дудку и кричат:

— Эй, сват Наум, мы тебя берём с собой! Будешь нам служить верой-правдой?

Отвечает им невидимый голос:

— Отчего не служить? Мне всё равно, у кого ни жить.

Купцы-корабельщики вернулись на свои корабли и давай пировать — пьют, едят, знай покрикивают.

— Сват Наум, поворачивайся, давай того, давай этого!

Перепились все допьяна, где сидели, там и спать повалились. А стрелок сидит один в тереме, пригорюнился. «Эх, — думает, — где-то теперь мой верный слуга, сват Наум?»

— Я здесь. Чего надобно?

Федот обрадовался:

— Сват Наум, не пора ли нам на родную сторонушку, к молодой жене? Отнеси меня домой.

Опять подхватил Федота вихрь и понёс в его королевство, на родную сторону.

А купцы проснулись, и захотелось им опохмелиться:

— Эй, сват Наум, собери-ка нам попить-поесть, живо поворачивайся!

Сколько ни звали, ни кричали, всё без толку. Глядят, и острова нет: на месте его шумят одни синие волны. Погоревали купцы-корабельщики: «Эх, надули нас!» — да делать нечего, подняли паруса и поплыли, куда им было надобно.

А Федот-стрелец прилетел на родимую сторону, опустился возле своего домишки, смотрит: вместо домишки обгорелая труба торчит.

Повесил он голову ниже плеч и пошёл из города на синее море, на пустое место. Сел и сидит. Вдруг, откуда ни возьмись, прилетает сизая гор лица, ударилась об землю и оборотилась его молодой женой.

Обнялись они, поздоровались, стали друг друга расспрашивать, обо всём друг другу рассказывать.

Жена и рассказала:

— С той поры как ты из дому ушёл, я сизой горлицей летаю по лесам да по рощам. Король три раза за мной посылал, да меня не нашли и домишко сожгли.

Федот говорит:

— Сват Наум, нельзя ли нам на пустом месте у синего моря дворец поставить?

— Отчего нельзя? Сейчас будет исполнено.

Не успели оглянуться — и дворец поспел, да

такой славный, лучше королевского, кругом зелёный сад, на деревьях птицы поют, по дорожкам чудные звери скачут. Взошли Федот-стрелец с женой во дворец, сели у окошка и разговаривают, друг на друга любуются. Живут, горя не знают и день, и другой, и третий.

А Король в то время поехал на охоту, на синее море и видит — на том месте, где ничего не было, стоит дворец.

— Какой это невежа без спросу вздумал на моей земле строиться?

Побежали гонцы, всё разведали и докладывают королю, что тот дворец поставлен Федотом- стрельцом и живёт он в нём с молодой женой. Ещё пуще разгневался Король, посылает узнать, ходил ли Федот туда — не знаю куда, принёс ли то — не знаю что.

Побежали гонцы, разведали и докладывают:

— Федот-стрелец ходил туда — не знаю куда и принёс то — не знаю что.

Тут Король и совсем осерчал, приказал собрать войско, идти на взморье, тот дворец разорить дотла, а Федота и его жену предать лютой смерти.

Увидал Федот, что идёт на него сильное войско, скорее схватил топор, повернул его обухом кверху. Топор тяп да ляп — стоит на море корабль, опять тяп да ляп — стоит другой корабль. Сто раз тяпнул, сто кораблей поплыло по синему морю. Федот вынул дудку, задудел — появилось войско: и конница, и пехота, с пушками, со знамёнами. Начальники скачут, приказа ждут.

Федот приказал начинать сражение. Музыка заиграла, барабаны ударили, полки двинулись. Пехота ломит королевских солдат, конница скачет, в плен забирает. А со ста кораблей пушки так и бьют по столичному городу. Король видит, войско его бежит, кинулся сам к войску — останавливать.

Тут Федот вынул дубинку:

— Ну-ка, дубинка, обломай бока этому королю!

Дубинка сама пошла колесом, с конца на конец перекидывается по чистому полю, нагнала короля и ударила его в лоб, убила до смерти. Тут и сражению конец пришёл. Повалил из города народ и стал просить Федота-стрельца, чтобы он взял в свои руки всё государство.

Федот спорить не стал. Устроил пир на весь мир и вместе с женой-красавицей правил он этим королевством до глубокой старости.

Похожие статьи:

Сказка «Весёлый воробей»

Сказка «Сестрица Алёнушка и братец Иванушка»

Сказка «Сивка-бурка»

Сказка «Кукушка»

Сказка «Почему звери друг от друга отличаются»

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!